Главная / Новости экономики / Лайфхак от Якова Миркина: как сохранить семейное имущество на века

Лайфхак от Якова Миркина: как сохранить семейное имущество на века

%d0%bc%d0%b8%d1%80

Что можно и нужно сделать, чтобы сберечь нажитое даже при самом худшем развитии событий в России.

Экономист Яков Миркин дает ценные советы, как сохранить семейное имущество даже в самом худшем варианте:

«В каком? Закрытие границ, «борьба с частником», валютой, тотальное государство, все активы – внутри страны. Несвобода, насилие. Шансы на это минимальны, но все-таки. Должна найтись семейная стратегия и для худшего.

А) Есть вечные способы сбережения – земля, недвижимость, власть, которая даже в советской системе часто передавалась по наследству или конвертировалась в осязаемые ценности – в возможность детям выехать за границу и там добрать то, чего лишились родители. В административной системе иметь слишком много этих активов (власть – тоже актив) – бессмысленно, удержать их почти невозможно, дикая конкурентная борьба. Но иметь их нужно. Тщательно сохраняя все документальные права на утраченное. Вдруг когда-нибудь дело дойдет до реституции.

Б) Что еще? Здоровье, образование, дети. Дети? В таких системах – они тоже актив, если сильны, находятся в вечном рыскании, а, самое главное, способны удержать – своими связями, вниманием, личной опекой – старших, когда им без этого не выжить. Семьи, рассыпающиеся при рынке, разделенные городами и весями, вновь собираются внутри административных экономик в 3 – 4 поколения, потому что иначе не удержаться на плаву.

В) Есть ли еще какой-то понимаемый актив? Да, движение. Выживание в таких системах часто связано с мобильностью, с тем, что своим перемещением ты стираешь старые связи, старых недоброжелателей, и начинаешь свою жизнь почти с нуля. В век тотального надзора сделать это труднее, но инженерия человеческих душ решала и не такие задачи.

Г) Еще один актив – способность знать и соблюдать правила, по которым «все устроено», и договариваться, удерживая как можно больше связей и посредничая в обмене услугами на административном рынке. В самые тяжкие годы экстраверты, соединяющие людей, обладали наибольшей выживаемостью.

Д) Все это цинично, далеко от совести, потому что в таких системах на поверхности – не коллективизм, не подчинение общественному благу (всё это тоже есть), но пропаганда, насилие, токарная обработка мозгов.

Е) Но все-таки самый большой актив – любовь, добросердечие, против них невозможно устоять. Смешно, но, если их много, они поражают и удерживают карающую руку.

Ж) И еще актив – редкая и сложная профессия, потому что быть «редкоземельным», быть уникальным и полезным – это способ удержаться на поверхности, когда притапливает не ветер, а сама жизнь.

З) Все остальные советы – от лукавого. Клады зарывать? Мало ли петербургских историй о том, как находили то, за чем владельцы никогда не являлись?

Валюта? Ну да, она обязательно будет, и даже в самых различных видах и, может быть, понемножку. Но запрет на ее хождение и призыв «Граждане! Сдавайте валюту!» обесценивает любое решение иметь ее мешками.

Счета в банках? Здесь полно желающих рассказать о том, как в очередной раз заморозят счета или поднимут цены и обескровят сбережения – таких опытных людей у нас, как звезд небесных.

Золото? Не найдешь подземного хранилища и не заложишь тонну на все будущие времена, тем более, что золото имеет свойство потихоньку превращаться в промышленный металл.

Ювелирка? Картины и прочие предметы благородного обхождения? Без этого, конечно, никто не обойдется, хотя леденящими душу историями об ограблении коллекционеров полна криминальная история нашей матери – земли.

Наличка? О, этот номер не пройдет. Очередной обмен наличных, в просторечии называемой денежной реформой, и вы – никто, во всяком случае в денежном отношении. Что еще? Ценные бумаги? В этом месте наших рассуждений раздается хохот, потому что каждый знает, что ценные бумаги прекращаются двумя строчками в правительственном декрете, как это было в 1917- 18 годах, а потом повторилась в конце 1920-х годов.

Куда же деться бедному российскому человеку? А всего понемножку, как принято говорить, «диверсифицированный портфель», потому что, если наступит лихая година, то пригодится всё – пусть и будет продаваться за бесценок.

В каждой семье есть история о том, как за бабушкин бриллиант или золотую николаевскую монету спасли ребенка или старика, или просто купили еды, когда было невмоготу.

И) Радикальную способность к выживаемости в административных системах придает способность варить самогон. Поэтому удобные, семейные полупромышленные аппараты, привезенные, скажем, из Швейцарии или изготовленные по дедушкиному образцу, будут являться высокодоходными семейными активами, приносящими тишь и благодать.

Бутылка, с аккуратно ввернутым в нее бумажным бантиком – была, есть и будет теми частными товарными деньгами, которые спасают и пахоту, и полив, и сбор урожая поутру в золотую осень.

К) Да, еще, конечно, кусок земли для картошки и прочих земных радостей. Это всем активам актив. Жить без собственного производства – нельзя и всячески не рекомендуется. Для особенно продвинутых и одаренных – всякая живность, которой в земле российской расплодится видано – невиданно.

Л) Но — внимание! – этот административный, стальной мир, конечно, крайний вариант. В него не верится, о нем не хочется думать, если только не считать, что мы всё забыли и опять способны пуститься во все тяжкие.

М) Важно, чтобы в семью не затесалась черная овца, чтобы семья была едина в желании своего спасения и приращения на долгой дорожке, в нескольких генерациях. Важны моральные принципы семьи, передача совести на расстояние, чтобы не исполнилось правило «третьего поколения», когда первое – собирает, второе – удерживает, а третье – пускает на ветер.

Поэтому лучшие активы такой семьи – любовь, воспитание, правильные принципы, образование, энергия и понимание того, что все не просто живут, а выживают, и делать это нужно со всей энергией, осторожностью и ответственностью за будущие поколения семьи.

Н) Одна только реальная история. Восточная Европа, профессор, а, на самом деле, мельник, ставший в советское время секретарем парткома. Дождался. Получил по реституции и свою мельницу, и свои земли, которые собирались его мельничной семьей почти сто пятьдесят лет.

И сейчас этот мельник с двумя следующими генерациями своей семьи – застройщик всей округи, богатейшее местное семейство, первый среди равных, потому что это очень зажиточное место, где люди вернулись в особняки и виллы, построенные их прадедами в конце XIX века. Это и есть – сбережение имущества.

Нам еще предстоят разные пертурбации в российской истории. Но будем надеяться, что, даже в худшем варианте, десятки и сотни тысяч из нас потихоньку станут такими мельниками, создавая хлеб, молоко, кров и тепло хотя бы на три поколения вперед. Да будет так».»

Из книги «Правила бессмысленного финансового поведения»

Источник